Растить достойных людей во славу Божию и Отечества Растить достойных людей во славу Божию и Отечества
Владимир Беловолов, атаман Ипатовского станичного казачьего общества, руководитель ипатовского районного казачьего военно-патриотического клуба «Защитники Отечества» С чего начиналось появление клуба? В конце 1990-х в... Растить достойных людей во славу Божию и Отечества

Владимир Беловолов, атаман Ипатовского станичного казачьего общества, руководитель ипатовского районного казачьего военно-патриотического клуба «Защитники Отечества»

С чего начиналось появление клуба?

В конце 1990-х в городе Ипатово и в селе Октябрьском Ставропольского края собрались мы, единомышленники, которые занимались казачьей воинской культурой, стеношными боями, русским кулачным боем, системой Алексея Алексеевича Кадочникова (ездили к нему на семинары). И вот мы организовали такие клубы, больше для взрослых, от 17 и старше. Молодежь, к которой мы тоже себя относили, мы были чуть младше 30. У нас была такая община боевая до 50 человек. Мы дружили со ставропольцами, по неделе проводили полевые выходы на горе Стрижамент, с разными элементами маскировки, нападения. И в 2000 году, когда мы организовали Ипатовское станичное казачье общество, провели круг, и встал вопрос поиска пути. Чем мы будем заниматься? Оглянулись мы вокруг и видим: молодежь наша никому не нужна. Она просто в те времена была брошена. Подворотня, водка, сигареты, все эти течения молодёжные деструктивные, которые приводили к суицидам… И мы решили попытаться хотя бы часть этой молодежи привлечь к казачьему движению. Дали объявление. Начали интуитивно пробовать как правильно работать с детьми. Нарабатывать опыт.

У нас было 12 клубов, которые мы объединили в районный. Сейчас осталось восемь в разных поселениях. Сами знаете, сложно. Клубы у нас бесплатные, мы с детей денег не берем. Потому очень сложно инструкторам ездить куда-то, вечерами, у нас практически нету выходных – всегда или соревнование, или полевой выход, или какие-то тренировки.

Сколько воспитанников в действующей сети клубов по району?

Занимаются у нас ежегодно, сейчас в восьми клубах, больше 200 мальчишек и девчонок. В основном контингент у нас не казачий. Это дети из многодетных, неполных семей, состоящие на разных видах учета – школьных, КДН. Мы берем их как бы на поруки. Кто желает из детей. Просто набирать – нет, раньше до 60 человек в год мы брали состоящих под наблюдением в «детской комнате», но в связи с тем, что часть из них не имеют желания, а ответственность мы несем, просто выходим теперь с предложением: хотите заниматься – пожалуйста. Если нет желания – насильно мил не будешь. И многие дети, когда у нас начинают заниматься, изучать основы православия, историю России, историю казачества, русский рукопашный бой, армейский, меняются.

Главная и первая задача — сделать из них людей. Это глобальная задача. То есть, не сделать из них казаков, а просто достойных мужчин и женщин, которые любят Родину, свою семью. Привить им семейные ценности. Это главное. А одна из подзадач – посеять «зерна казачества» в них. Не все приходят в общество, чаще из-за того, что уезжают на учебу, армия. Не возвращаются в села часто. Но все равно мы стараемся следить за их судьбой. Служить в казачьи части устраиваем, на учебу. Даже женим иногда, помогаем свадьбы организовывать.

Получается ли пробуждать интерес детей к своим корням?

Многие дети узнают, что у них казачьи корни, начиная заниматься у нас. Когда мы начинаем рассказывать им о родословной, о каких-то семейных ценностях, просим их узнать свои корни, они задают вопросы. Бывает, ведем поисковую работу, находим, вот например: «А ты Савченко?» — «Да». «А ты знаешь, что был такой Савченко – георгиевский кавалер?» — «Не знаю». Ну имей в виду. Он приходит на следующую тренировку или через одну и говорит: «А вы знаете, я спросил у бабушки, а это, оказывается, мой двоюродный дед». Вот видишь, значит у тебя какая-то часть казачьей крови тоже есть.

Что лежит в основе работы с детьми?

Есть несколько путей организовать работу военно-патриотических клубов. Кто-то приходит заработать денег. У человека есть мастерство, какой-то навык, и он организует, ничего в этом зазорного нет, человек набирает группу, берет с детей деньги. Дай Бог, если все это хорошо направлено и человеку карты в руки. Но у нас изначально при организации общества был священник, отец Игорь Сильченко, и он сказал: «Хотите быть казаками?» — «Хотим» — «Значит, вы должны завтра быть в церкви». Вот мы, ничего не понимая, строем ходили в церковь. Придем, слушаем, смотрим. Он нам разъясняет, спрашиваем. Он с нами на всех выходах. У нас все тренировки начинаются и заканчиваются молитвой.

У нас дети занимаются и других национальностей. И цыгане приходят, и корейцы, и дагестанцы, и лезгины. Вот, отец привез двух сыновей. Я ему: «Ты ж знаешь, что у нас молитва? Мы песни поем перед тренировкой про «огонь тушим – турок душим» и так далее?». Он говорит: «Пусть они по стойке смирно стоят, учатся уважать вашу веру и культуру». Вот, один из них, младший Муса, защищал Новороссию на Донбассе. Сейчас живет в Москве. Он три года провоевал, даже за его голову награду объявили. А другой, старший, Руслан, служил в спецназе, мы ему давали характеристику, достойно отслужил. Девочка у нас была, Динара. Покрестили мы ее, стала Дарья. Если у детей желание познавать это все и родители не против, то почему бы и нет.

Что вас мотивирует заниматься с детьми, тем более бесплатно?

Может показаться, конечно, высоким каким-то слогом, но…. Мы «зарабатываем» Царствие небесное.

Возим их на соревнования, помогаем форму покупать, спонсоров ищем… мы работаем за это. То есть, это не приносит дохода, каких-то дивидендов. Это приносит только моральное удовлетворение, когда ты видишь, что наши воспитанники нигде не участвуют в каких-то бандах. За 20 с чем-то лет как мы с детьми занимаемся, у нас только два человека погибло в армии, и то не боевых действиях, а несчастные случаи.

Как складываются судьбы ваших воспитанников?

Ребята у нас и в Сирии сейчас служат, и в Ливии есть ребята наши. И горячие точки прошли, Чечню, Приднестровье – там служили миротворцами. И все говорят: «Спасибо, что приучили к дисциплине, какие-то навыки привили, что мы получили какие-то минимальные, базовые умения». О той же православной вере мы постоянно детям рассказываем: о праздниках, о святых.

Постоянно на службы приглашаем, на круги свои приглашаем детей просто поучиться, посмотреть. Занятия с детьми – это у нас такой путь к Богу, будем так говорить.

Что посоветуете тем, кто собирается создавать клуб? С чего начать?

Самое главное – это, наверное, быть готовым к трудностям. Все зависит от выбора пути. То есть, если человек выбирает путь через финансовую составляющую – это один путь. А если человек выбирает другое… Потому что я говорил же: выходных нет, постоянно дети звонят: «Владимир Владимирович, я не могу прийти на тренировку, не могу поехать на соревнования, нету денег сложиться на бензин»… Приходи (достал – свои положил). Это должна быть семья, которая тебя поддерживает. Какая у казака должна быть семья? Это неправильно, когда у казака в семье один казак – это он, а дети и жена смотрят снисходительно или возмущенно где-то в сторонке. Казачество – это народ, и оно должно быть полное. Потому и семья должна поддерживать и быть готова к трудностям.

Чтобы детей повезти на поисковые работы, нужно столько документов! Чтобы транспорт какой-то – надо столько препон пройти в «ГАИ», то есть это все очень сложное, напряженное… К этому надо быть готовым.

И огромное желание принести пользу. Если ты хочешь сделать что-то для будущего нашей страны, ведь дети наше будущее, а мы готовим настоящих граждан, настоящих мужчин.

Как святой один сказал: мы не можем победить океанский вал негатива, который катится на нас, но каждодневным своим действием мы можем положить маленький камешек в плотину, которая когда-нибудь его остановит.

Какой путь человек выберет – к тому пусть и готовится.

Какие ошибки стоит учесть на этом пути?

К каждому ребенку ж нужен подход? Вот я когда-то занимался вольной борьбой. И тренер, откровенно из-за того, что я пришел позже всех и был на два года младше, он меня так по-доброму подтрунивал. И это хорошо, это стимулирует. Когда-то подколол, когда наоборот поддержал.

Вот я ж говорю, когда к нам дети только приходят, мы первое время тратим на то, чтобы из них сделать хотя бы людей. Чтобы они друг к другу обращались по-братски, по-товарищески, а не какими-то эпитетами и оскорблениями, обзываниями, как они в школе общаются. Первое дело – это научить их жить в коллективе. Вы – одна общность, в одном селе живете.

Он может быть не рукопашником, он может быть художником или компьютерщиком, но он должен быть человеком!

И все это на личном примере. То есть, если ты говоришь о вере – значит, ты должен стоять в храме. Если ты говоришь о стрельбе, то ты должен стрелять уметь.

Все через себя пропускать. Все соревнования, судейство, всю организацию, даже если есть помощники. Все равно у каждого из них, и у тебя – все должно проходить через каждого. И тогда дети видят, что ты не фантазируешь. И даже если они куда-то уезжают, и там непонятно что, то они знают: есть альтернативное поведение. Есть люди, которые не пьют, не матерятся, не врут, могут за себя постоять, не боятся носить форму. То есть, противоположность тому, что вокруг может встретиться.

Очень важно не обманывать детей. Подсуживать как-то на соревнованиях вообще исключено, это означает навсегда потерять доверие.

Какими навыками должен обладать казак в XXI веке?

Он, прежде всего, как мы и детей пытаемся учить, он должен быть мужчиной, казаком, человеком и воином. Это все неразрывно связано, я считаю.

Как только лень твоя над тобой говорит: да, может я не пойду куда-то? Или жадность (ну, или не жадность, а домовитость): да ладно, где-то в шапку не положу, брата не поддержу, ничего страшного, все остальные поддержат… Или там еще надо куда-то поехать, кому-то помочь: гуманитарка в Новороссию, Крым в 2014 году, Осетия: разные случаи, где надо показать свое братство, отношение к событию – тогда, конечно, грош цена. Человек должен каждую минуту думать о славе и пользе православной веры, о славе казачества.

ИА «Казачье Единство» специально для Ресурсного центра терского казачества.

Фото из личного архива В. Беловолова и Ипатовского станичного казачьего общества.

Комментарии: