Оторвать ребенка от компьютера и затянуть в зал – дорогого стоит Оторвать ребенка от компьютера и затянуть в зал – дорогого стоит
Евгений Звягинцев, руководитель военно-спортивного клуба «Медведь» Горячеводской казачьей общины, пос. Горячеводский, г. Пятигорск — Евгений, чем занимается клуб, какова его направленность? Тренировки мы организовываем... Оторвать ребенка от компьютера и затянуть в зал – дорогого стоит

Евгений Звягинцев, руководитель военно-спортивного клуба «Медведь» Горячеводской казачьей общины, пос. Горячеводский, г. Пятигорск

— Евгений, чем занимается клуб, какова его направленность?

Тренировки мы организовываем вместе с братом, Звягинцевым Антоном Сергеевичем. Основное направление у нас – патриотика. Военно-спортивное и военно-патриотическое направления. Сейчас начали потихоньку включаться в сферу армейского рукопашного боя. До этого был специальный армейский рукопашный бой, боевое самбо преподавали, а сейчас именно ушли в армейский.

— Вы и ваш брат – оба инструкторы? 

Да. Я с братом преподаю и плюс два инструктора – это воспитанники наши бывшие. Отслужившие. Буквально недавно они получили судейские категории у нас. Так что трудимся.

— Рубкой шашкой и традиционными видами подготовки тоже вы занимаетесь?

Нет, рубкой шашкой у нас занимается исключительно молодежная сотня. У нас основные направления – это выживание, тактическое троеборье, IPSC-стрельба, тактико-специальная подготовка, горная подготовка, ну и в основе всего – АРБ. Пока мы считаем это самым целесообразным направлением для молодежи. И для малышей.

— Ваш клуб входит в Федерации АРБ и страйкбола Ставропольского края?

Нет, мы структурно не входим, на соревнования выезжаем исключительно по приглашениям. Но у нас стоят такие цели – зайти в Федерацию АРБ краевую, да.

— С чего все начиналось и сколько детей сейчас в клубе?

Начиналось все в далеком 2006 году, уволился из армии. Начнем с того, что до этого мы сами занимались подобной организацией, это был военно-спортивный клуб «Гранит» тогда. Ну и решили с братом организоваться, попробовать. Получается, в следующем году в феврале уже 15 лет как мы работаем. А детей у нас… чтоб вам не соврать, если брать все залы в общем, то есть не только те, что у нас работают при Горячеводской общине, то около 140 человек.

— Это все дети казаки?

Нет. У нас при казачестве два зала. Один при шестой сотне Горячеводской общины, и другой непосредственно находится в Горячеводске, который у нас основной.

— С остальными вы занимаетесь на платной основе?

Не казаки у нас исключительно на платной основе занимаются.

— Возраст воспитанников?

У нас разлет большой. Есть младшая группа – это детсадовский возраст, то есть 4-6 лет. Основные, конечно, это 12 и старше, до 18 – допризывная молодежь.

— Сколько детей прошло через ваш клуб?

Навскидочку? Ну, около, наверное, тысячи детей через нас прошли. Плюс-минус.

Ну у нас воспитанники – основной контингент – это оторвилы редкие. У нас даже был период времени, когда нам из ПДН приводили, говорили: он будет с вами здесь. Здесь и сейчас. И все. Мы выезжали на Каяльские чтения, это Белокалитвенский район, Ростовская область, наши гаврики угнали лодку у местного населения, потом утопили ее посредь Каял-реки… Потому что как ни крути, но прекрасные офицеры, спортсмены получаются именно из таких товарищей, которые на грани с законом находятся.

— Чем занимаетесь с детьми, кроме спорта?

В обязательной программе у нас традиционное восхождение на гору Бештау, это февраль. В мае у нас салют Победы, там же, на горе Бештау проводят туристы наши городские. И раз в три месяца у нас обязательно посещение турниров по боевым прикладным видам единоборств. Это может быть боевое самбо, армейский рукопашный бой. На соревнованиях мы не столько выступаем для побед, грамот и прочего, сколько это обязательная часть тренировочного процесса. Дети должны. Они в зале работают – это один момент, а когда в зал выходят – это другое. Как один из наших инструкторов сказал: выйти на ковер – это уже победа.

— С какого возраста лучше начинать воспитание ребенка, сына?

Воспитывать надо пока поперек лавки ложится. Это так, для начала, для старта. А именно как воина, казака воспитывать – я своих с четырех лет начинал воспитывать. В 4 года старший мой сын в первый раз поехал со мной на полевые, это был конец октября. Дождь, грязь, слякоть. И он недельку в палаточке со мной прожил и сказал: «Я буду здесь жить». Когда приехала мама его забирать, он забился, замкнулся и говорит: «Я с ними никуда не пойду». То есть, с четырех лет – самое оптимальное, наверное.

И до 18, наверное, потому что дальше уже что-то растолковывать им уже бесполезно, у них свое видение, и там уже тот навык, который был до этого времени втолкован им. Они будут им руководствоваться и пользоваться в жизни.

— Вы сразу начинали как казачий клуб?

Нет, мы занимались сами по себе, но в нашем бюрократическом государстве невозможно самому выплыть. Одному. Поэтому в 2008 году мы пришли в Горячеводскую общину как организация. Мы состояли как казаки в Горячеводской общине, а клубом зашли в 2008 году. С этого времени совместно с Горячеводской общиной мы на этом поприще трудимся.

— При общине есть казачья средняя школа № 19. Дети у вас занимаются?

Тот зал, который в Горячеводске, там у нас основной состав – это 19, 20 и 21 школы. То есть все дети, процентов на 80, они все жители Горячеводска.

— Как вы решаете вопрос с оборудованием и спортивным снаряжением? Это достаточно дорого.

Дорого. Но, слава Богу, у нас есть господин атаман, который нам помогает во всех этих вопросах. Что-то берем напрокат, а так в основном по обращению приходим к директору нашего рынка и говорим: господин атаман, будьте любезны, нам крайне необходимо.

Татами вот сейчас нам община дарит. Ковер борцовский. Очень дорогое удовольствие. У нас сейчас, по-моему, купить спортинвентарь – это для избранных. Вот даже мы с родителями разговариваем, дискутируем – как можно заниматься спортом в стране, где гантели стоят в три раза дороже ящика водки? Та же книга стоит дороже пачки сигарет.

— Что входит в обязательную подготовку казачьей молодежи в клубе «Медведь»?

Армейский рукопашный бой, прежде всего, а соответственно к этому всему приложением – физподготовка, горная подготовка, стрельба огневая, работа с холодным оружием. Исконно казачьими видами подготовки занимается молодежная сотня.

— С чего начать организацию детского казачьего военно-патриотического и спортивного клуба?

Ну наверное все-таки организоваться при ком-то, с кем-то. Потому что сейчас самому что-то сделать – это довольно проблематично. Я знаю много инструкторов, тренеров, которые тоже пытались, но никак. У меня был знакомый парень, инструктор, он также как и мы: я, говорит, сам. Ну и закончилось тем, что он сейчас работает преподавателем в школе. Опять же, при ком-то он и организовался. Самостоятельно сейчас в отношении детей очень сложно. Надо работать с кем-то.

— В чем состоит сложность?

Сейчас очень щепетильно к этим вопросам относятся родители. Почему? Я как родитель могу вам сказать, что в непонятную мне организацию, к непонятному мне человеку, естественно, я своего ребенка не отдам. И придя в зал, посмотрев на тренера, руководителя, да, у него может быть тысяча грамот, дипломов, но, если человек без имени в плане воспитания, без наработки, без опыта, к нему не отдадут ребенка. Он должен от чего-то отталкиваться, говоря: я прошел подготовку там и там, от людей, о которых слышали в городе, в крае. Тогда да. Тогда с этим вопросом попроще.

— Что бы вы назвали главным в вашей работе и какие ошибки стоит учесть начинающим?

Ну я так думаю, что самое основное в нашей работе – это результат. Мы за 15 лет воспитали, слава Богу, около 50 человек – действующих офицеров спецподразделений, силовых структур. Наш последний выпуск – кадеты Рязанского воздушно-десантного училища.

Наверное, это исключительный подход к детям, который не учитывается сразу. Когда мы только начинали работать, мы заходили с общепринятых штампов. То есть, вот есть дети. И ты подходишь не индивидуально, а как к общей массе. И потом уже определенный период проработав, уже начинаешь понимать, как подойти к ребенку, как его заинтересовать, как пробудить в нем патриотическое желание заниматься. Сейчас с молодежью очень сложно в том плане, что гаджеты перебивают все. И работать с детьми довольно-таки проблематично. Оторвать его от компьютера, от телефона и затянуть в зал – пять лет назад было гораздо проще. И заинтересовать его так, чтобы он оторвался – это дорогого стоит.

— Из вашего опыта: что позволяет выиграть конкуренцию с гаджетами?

Вот у нас начали организовывать полевые выходы – выживание. Вот эти вещи, ту же курицу поймать. У нас тут атамана раз, когда проводили военно-полевые занятия на территории конно-спортивного комплекса, он говорит: а чего вы эти силки, ловушки, петли просто так ставите? Давай, говорит, курей выпустим!. Выпустили курей. Первую курицу они когда поймали – там восторг щенячий!

Сейчас патриотику надо поднимать. По большей части спортивные организации, такие как ММА, боевое самбо берут верх над этими всеми вещами, над подобными клубами. И в этом плане довольно сложно конкурировать. Только комплексным видом подготовки мы пытаемся с ними как-то еще соперничать.

— А спорт возможен без патриотизма?

В принципе да.

— А нужен?

Нет.

— Какими навыками должен обладать казак XXI века?

Ну это такой объемный вопрос… Здесь, наверное, от земледелия до владения огнестрельным оружием он должен уметь все. И землю вспахать, и ту же землю защитить – крайне необходимо. С нашим сотником молодежной сотни мы часто спорим насчет этих вещей. Когда он начинает: вот, детям нужна рубка шашкой. Нужна. Согласен. Но не как основной вид подготовки. Прошли те времена, когда с шашками на танки казаки бросались. Я все равно буду отстаивать перед ним свою точку зрения: автомат всяко лучше.

— А какими качествами должен обладать казак XXI века?

Да я думаю теми же, что и казак 19 века. Ум, сообразительность, честность. Возможно, трудолюбие.

ИА «Казачье Единство» специально для Ресурсного центра терского казачества.

Фото из личного архива Е. Звягинцева.

Комментарии: