Три кита воспитания: Отечество, казачье братство и семья Три кита воспитания: Отечество, казачье братство и семья
В Михайловске меньше полугода назад открылся детский казачий православный военно-патриотический клуб «Казачий стан». Младшее поколение школьников – новое направление работы Михайловского станичного казачьего общества.... Три кита воспитания: Отечество, казачье братство и семья

В Михайловске меньше полугода назад открылся детский казачий православный военно-патриотический клуб «Казачий стан». Младшее поколение школьников – новое направление работы Михайловского станичного казачьего общества. Надо сказать, что клуб сходу взял высокий темп деятельности и быстро стал заметен и в городе, и в крае. О слагаемых успеха информагентству «Казачье Единство» рассказал руководитель клуба, старший вахмистр Денис Львов.

— Денис, где базируется «Казачий стан», и как он появился?

Мы создали клуб при храме святого благоверного князя Андрея Боголюбского г. Михайловска. Наш духовник — настоятель храма протоиерей Александр Крикунов. Открытие прошло в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы весной 2021 года. И мы поставили для себя цель: не просто воспитывать в детях чувство патриотизма, а на деле растить будущее казачьего народа — православных казаков и казачек.

— Воспитание происходит прежде всего в семьях, почему ты думаешь, что можешь повлиять?

Я казак. Не надо спрашивать «почему?». Спроси: «зачем?». Атаман наш, Евгений Григорьев, постоянно говорит: надо с детьми заниматься. Однажды позвонил и спрашивает: «Поработаешь в техникуме?» (имеется в виду Михайловский техникум имени казачьего генерала Степана Николаева). Да, без проблем. Пошел, поработал. Затем решили, что надо взять совсем детвору. То, что мы сейчас им дадим, это и будет возрождение. По-моему, оно в том и заключается, что возрождать казачий народ будут сегодняшние дети. Часто же сталкиваемся сами с этим постоянным раздором и непониманием между взрослыми, стариками: кто казаки? Беглые холопы? Крестьяне? Народ? Да пора уже точку поставить в этом. Конечно, народ! Там может быть разная кровь, это не первично. Вышли мы от крепкого русского корня. Важно, что мы имеем свою культуру, мы имеем историю, навсегда связанную с Россией. Что до воспитания внутри семьи, то мы, работая с детьми, воспитываем не только самих детей, но и их родителей.

— Это как?

Если дети неуправляемые, значит это мы их неправильно воспитываем. Причину надо искать в себе, значит с нами что-то не так. В человеке должна быть совесть с детства: если я что-то не то сделал, то мне стыдно, верно? Так должно быть. Это нужно всем, и казакам, и не казакам. И к нам не только дети казаков ходят. Ну и пускай, не все из них сформируются в будущем как казаки, но у них будет хотя бы жизненный стержень. Проблема общества в том, что его и передать-то в семье часто некому. Этот стержень в полной мере и сохранили казаки, несмотря ни на что. Сейчас к нам ходят 27 ребят, причем, приезжают отовсюду, со всего Михайловска. Есть мама с детишками — на велосипедах приезжают. Кто хочет, тот делает, а не ищет отговорки. Значит, они видят, в чем польза их детям? Для детей и родителей клуб — это радость, эйфория. Она должна перерасти во что-то постоянное. Дети дружат, берутся за руки. Родители начали общаться, дружить. Они стараются для клуба, кстати. Военно-полевой выход теперь хотят сами организовать как бы в подарок для инструкторов.

— У кого-то из взрослых была изначально предвзятость к казакам?

У нас все родители пришли с нормальным отношением, без предвзятости, цинизма и насмешек. Я вообще циничных людей в жизни не встречаю. Может нам с ними не по пути, а может они просто не могут это сказать мне в лицо. Кстати, гадости пишут в соцсетях те, кто тоже в лицо сказать не может. Бумага все стерпит, а интернет тем более. Это же не дети, а взрослые делают. Из 200 комментариев 199 будут плохие. И сразу судят: бездельники, дураки. Будет человек стоять с госнаградами, но в казачьей форме – все равно напишут, что ряженый. Всех под одну гребенку. Но мы завели все-таки инстаграм. Пусть смотрят, думают. Кто к нам приводит детей, у того хотя бы общий с нами взгляд на мир, а значит, надо объединяться.

— Как строится работа в клубе?

В приоритете – воспитание моральных и духовных качеств, чтобы каждый казачок понимал, что Родина и семья – это самое главное. Ну, а здоровый дух где? В здоровом теле. Поэтому, физическая подготовка, основы военной службы, огневая, строевая, медицинская и так далее: тактика, топография, био- и химзащита. Всё это полезные знания и навыки. Естественно, к современным знаниям обязательно присоединяется казачий компонент: владение традиционным холодным оружием, стрельба из лука, наш родной казачий фольклор, игры, история казачества. Потому что если тебе все это не любо и не интересно, то ты не казак. Православная вера, хотя бы ее основы, должны быть заложены. Не у всех семьи воцерковленные, ну ничего, тем более! А кто тогда вообще расскажет детям о Боге? Мы не зря назвались: «казачий православный клуб», а уже потом «военно-патриотический». Воспитание духа казака – это дух православного воина. А иначе мы просто потеряем поколение. Эти ошибки дорого обходятся нации. Если ты на войне ошибешься, то это сразу смертельно опасно. А тут на первый взгляд ничего страшного, а на деле мы видим плоды отсутствия воспитания: больше половины детей без отцов растут.

— Твой принцип – брать в клуб и девочек и мальчиков. Многие спорят на тему того, что девочкам там делать нечего. Что скажешь?

Я не спорю, что главное предназначение женщины рожать детей, но наша женщина должна быть сильной, она всегда была сильной. Мы же не хотим воспитать бессловесных покорных женщин как на Кавказе: мол, как я сказал, так и будет? Русская женщина коня на скаку остановит, это же не нами придумано. Казачки никогда бы не выжили в таких суровых условиях, какие предполагал их быт. Казаки были всегда в походе, а кто воспитывал детей? Сегодня не легче: мужчины работают с утра до ночи, семью видят раз в неделю. Или неполные семьи.  Если мы не будем в девчат вкладываться, следующее поколение вообще вырастет «оторви и выброси». Присмотритесь к ним: девчата наши смелые, бойкие, внимательные и очень преданные. Она только в первый класс пошла, а у ее уже кулачки побитые, глаза горят. Для сравнения: лось 12-ти лет стоит и плачет, когда его ударили. Ну, и кто кого воспитает? Я убежден: она как женщина будет больше себя ценить, искать такого же сильного мужчину. Пусть он будет один среди сотни, она найдет. И не будет унижать мужа, и вырастит нормальных детей. Вот, моя мать — кремень, она меня воспитала. Для нее семья — это первая родина, никогда не предаст отца. Он заболеет – она будет биться за него. И за детей будет. Такой женщина и должна быть.

— Какой должна быть атмосфера в клубе?

Закон такой есть: «С Дону выдачи нет». Это у нас глубоко на подкорке. Мои дети знают, что я их не предам. Даже если будет кто-то из них виноват, я никому не позволю их ругать. Мы потом сами разберемся и решим. И оправдываться я не буду. Дети усваивают и другое: кто больше всех кричит, тот пойдет в бой последним. Нужно доверие, прежде всего. Затем дела. Ну, а остальное – слова. Все написано уже, все было, все сказано в истории, в святом писании — кровью и по́том. Поэтому ничего не надо выдумывать, все уже было до нас.  

— Чему ребята уже научились?

Стреляют из всех видов оружия (воздушка, страйкбольное, лазертаг). Выносливость выросла: уже не запыхиваются, когда бегают. У меня за них гордость! Смотрю, и душа радуется. Самое основное – дисциплина и порядок есть. Солдат должен больше бояться командира, чем врага.

— Бояться?

Это не тот страх, который про ужас и ненависть, а который про уважение. Когда мы воспитываем ребенка, он понимает, что нас не надо бояться, нас надо уважать. Они все как семья должны друг для друга быть. Поэтому, кстати, я так не хотел их делить на две группы. Но пришлось из-за разных школьных смен. В конце недели все равно проводим одно общее занятие, в субботу.

— Про духовную составляющую понятно. А на практике детям занятия в клубе могут что-то дать? Я про путевку в будущее, социальные лифты, армию.

Плох тот казак, который не мечтает быть атаманом. Солдат – генералом. Но мы в такое время живет, что у генерала есть свои дети. Не работают больше социальные лифты в армии. Раньше я думал, что дети в военно-патриотическом клубе должны все пойти потом в армию и посвятить себя этой профессии. Сейчас я понимаю, что даже если не все пойдут, то патриотами обязаны быть все. Ты не можешь жить на своей земле и не любить ее, а значит, ты должен быть готов ее защитить.

— Как считаешь, армия должна стать контрактной?

Армия не должна быть только за деньги. Это недостаточная мотивация. У людей должна быть еще совесть: один без хлеба, а другой на золотом унитазе. К чему мы придем, если будут деньги вместо иконы? Армия — это профессия. Но отслужить должны все. А деньги — тоже хорошо, но это не будет любимой работой, если только ради денег. Человек так устроен. Поэтому столько самоубийств и несчастных людей там, где во главе угла только работа, карьера, бизнес. Ну и где цель, куда это все? Раньше как было: купил вещь – береги. А сейчас все обесценилось. Римская империя пала, потому что зажрались, начали лежа есть. А мы в каком-то смысле живем в спартанских условиях по сравнению с другими странами, и это отчасти хорошо для нас. Мы не расслабляемся. Делаем свое дело даже в ущерб себе, потому что нам надо кормить семьи и растить детей.

— Кстати, о хлебе насущном. Чем живет клуб?

Мы благодарны за поддержку, конечно, родителям наших детей, они главные заинтересованные лица. Михайловское станичное казачье общество нам очень помогает, как и приход храма святого Андрея Боголюбского. Благодарны первому товарищу атамана Ставропольского окружного казачьего общества Андрею Воронцову, атаману Михайловского станичного казачьего общества Евгению Григорьеву, за информационную поддержку – главному редактору портала «Казачье Единство» Игорю Кочубееву. Огромное подспорье – помощь фонда президентских грантов. Наш проект был поддержан, благодаря чему мы смогли так укрепить материальную базу клуба, что вышли в полное соответствие с приказами министерства обороны России. Кто ищет, тот найдет. Надо стараться и не отчаиваться.

— Как вообще получилось, что ты стал заниматься военной патриотикой?

Мне армия с детства нравилась, мечтал поступить в военное училище, но денег не было. Ушел срочником и остался по контракту, а вернулся назад уже в 32 года, старшим прапорщиком и военным пенсионером. Родителей своих за эти годы видел раз 15 от силы.  

Где служил?

Спецназ ГРУ.

А сам откуда?

— В Казьминке родился, Кочубеевский район Ставропольского края. Был маленьким – переехали в Калмыкию, я вырос в Элисте до 18 лет. Есть брат. А еще один братишка младенцем умер. Он улыбался с самого рождения, все время, даже когда спал, и старики сказали: «Такие дети не живут, их забирают на небо, это ангелы». Потом родители переехали в Михайловск, и я вернулся из армии в 2018-м. Как-то делал ремонт у себя в квартире и думал, чем мог бы быть полезен. Вспоминал, как в армии я в некоторых горячих точках встречал терцев, которые ждали, чтобы пойти в бой. Это были уже зрелые люди, даже пожилые, которые хотели умереть в бою. Решил, что надо найти казаков. Вышел на местных, так все и началось.

— Сформулируй три принципа, на которых должна держаться философия воспитания детей — три кита.

У нас так говорили: спецназовец может любить только три женщины — Родину, мать и разведку. Уже потом жена. У казаков тоже самое: Отечество, твое братство казачье и семья.

— Ты счастлив?

Конечно. Армия — это круто, но и на гражданке ты можешь дать много. Но если придется воевать, я сразу пойду. Мое Отечество меня вырастило. У меня есть хлеб и соль. Нормально живу, хочу других научить и передать то, что умею.

Наталья Гребенькова. Фото из архива ПВПК «Казачий стан».

Комментарии: