Военно-патриотическое воспитание может стать жизненным трамплином Военно-патриотическое воспитание может стать жизненным трамплином
Сергей Мохов, заместитель директора по кадетскому образованию и казачьему воспитанию СОШ № 41 г. Ставрополя; с 2003 по 2013 годы – руководитель Молодежной сотни... Военно-патриотическое воспитание может стать жизненным трамплином

Сергей Мохов, заместитель директора по кадетскому образованию и казачьему воспитанию СОШ № 41 г. Ставрополя; с 2003 по 2013 годы – руководитель Молодежной сотни Ставропольского городского казачьего общества

Как начиналась Молодежная сотня Ставропольского городского казачьего общества?

Молодежная сотня была создана в 2003 году. Прообразом ее создания был военно-патриотический клуб, который существовал в городском казачьем обществе.

Правда, не в том формате, который они приобрели сейчас юридически и физически. Молодежь просто собиралась и занималась какими-то своими делами казачьими. Не было никакой специальной программы, никакой поддержки, просто они хотели быть казаками, быть в обществе. Но так как они были несовершеннолетними и не обладали полными правами членов казачьих обществ, их объединили вот в такую «банду». Возглавлял это все Александр Пантюхин, на тот момент он был лейтенантом пожарной службы. И все, что он знал по своей профессии, старался эти азы молодежи прививать. В 2003 году мы создали Молодежную сотню, юридически она называлась «Военно-спортивный клуб «Сполох», а в «простонародье» она числилась как структурное подразделение СГКО.

И с 2003 года я ее официально возглавил. Потихоньку мы поняли, что хаотичные занятия ни к чему не приводят, должна быть какая-то система, набор определенных знаний, которые мы хотим донести молодежи, приходящей в казачье общество. Чтобы они уже более-менее подготовленными приходили в состав взрослой сотни по достижении ими совершеннолетия.

Какого возраста молодежь находилась в этом объединении?

С возрастом Молодежной сотни тоже были проблемы. Сначала у нас состоял весь личный состав до 30 лет. То есть, такой обширный набор – от 16 до 30.

В конечном итоге мы остановились на 22 годах, с 16 до 22 лет, с момента обучения в каких-то средне специальных учебных заведениях или окончания вузов. После этого молодой человек уходил в армию, а после армии он приходил совершенно другим человеком, вступал в казачье общество с полноценными правами и вел свою взрослую казачью деятельность. Эта практика себя оправдала на тот момент, но нахождение в Молодежной сотне взрослого состава до 30 лет наложило свой отпечаток и на написание программы. Потому что мы еще тогда были юными, зелеными, подсказать нам никто не мог. И этот взрослый состав 25-30 лет, причем, там были ребята, которые отслужили в армии, подсказали нам как написать некий набор. Его на тот момент нельзя было, конечно, назвать программой. Она приобрела свой вид в районе 2007-2008 года.

Что входило в программу подготовки?

Мы определили четыре основных блока, по которым вели занятия и привлекали казаков общества, которые могли оказать нам помощь. В блок физической спортивной подготовки мы включили армейский рукопашный бой и самооборону, также духовно-нравственное направление – здесь у нас были беседы с батюшкой, посещение храмов и все, что касается православной веры и воцерковления. Культурно-традиционное направление включало песни, танцы, владение традиционным холодным оружием. И военно-патриотическое направление – все, что касается основ военной подготовки. Пытались добавить еще конно-спортивную подготовку, но, к сожалению, тогда с лошадьми у нас все было очень туго. На общественным началах некоторые люди помогали нам, та же Олеся Батурина (заводчик) занималась с нами, но широкого развития это направление не приобрело.

Но задача была поставлена давать первоначальные казачьи знания и военную подготовку.

В 2013 году я покинул молодежную сотню, передав ее своим воспитанникам.

Что включал в себя военно-патриотический блок?

Военно-патриотический блок включал в себя занятия по основам военной подготовки и основам военной службы, в основном строевая и огневая подготовки. Сюда же мы включали занятия на территории воинских частей, боевые стрельбы из различных видов оружия. Теоретические знания по основам военной службы: радиационно-химическая, биологическая, медицинская защита. Учебным пособием для проведения занятий у нас был учебник сержантов мотострелковых войск вооруженных сил. Он давал полный набор первоначальных знаний, причем даже усиленных знаний для ребят, которым предстояло служить в армии. Этого было в принципе достаточно, и освоив его, уже в армию мы отправляли очень хорошо подготовленных ребят с серьезным набором знаний.

Плюс туристические походы, различные полевые выходы и так далее.

А кто вел эти занятия?

По-разному. Первоначально мы пытались вести своими силами. В тот момент, когда начиналось это все, в Молодежной сотне состояли ребята, прошедшие военную службу. И была пара ребят, которые даже были в горячих точках, на тот момент участвовали в 1-й чеченской кампании, они обладали довольно неплохими знаниями. Служили они в хороших войсках – в ВДВ, разведке. Все, что они принесли из армии, точек ведения боевых действий, все это они нам пытались передать, научить. Понятно, что они взрослели, обзаводились семьями, уходили на работу, еще куда-то. Мы привлекали взрослый состав, казаки городского общества с нами занимались, которые испытывали интерес к воспитанию молодежи, офицеры запаса делились своими знаниями. После того, как я отслужил срочную службу и многие другие, уже мы обладали своими знаниями, взяли этот учебник для сержантов и привели его в тематический порядок и стали выдавать уже фиксированный объем информации.

Чем ты сейчас занимаешься, после «молодежки»?

Сейчас я работаю в славной нашей 41-й школе города Ставрополя, я – заместитель директора по кадетскому образованию и казачьему воспитанию. По совместительству я – классный руководитель, у нас это называется офицер-воспитатель 5-го казачьего кадетского класса.

Дети в классе занимаются теми же направлениями, которыми я занимался в Молодежной сотне. Те же самые направления и здесь.

У них также действует на базе кадетского класса казачий театр под руководством Ивановой Ирины Борисовны и песенно-танцевальная программа, которую преподает Рабочий Виталий Александрович. Поэтому они уже с пятого класса поют казачьи песни, изучают казачьи танцы, Ирина Борисовна еще ведет курс истории и традиций казачества. Поэтому в культурном направлении мы в этом году сделали большой шаг вперед.

Есть у них еще у них предмет «Основы военной службы». Кроме того, что туда включены строевая, огневая, у них есть еще занятия по изучению военной истории.

Они изучают все дни воинской славы России, памятные даты, все, что связано с какими-то битвами, сражениями нашего государства. Ну это старшеклассники, 10-11 это делает.

И особенный аспект, мы же все-таки казачий кадетский класс, мы стараемся смотреть на роль казачьих воинских формирований в этих исторических битвах.

Как сложились судьбы ребят, кто начинал в Молодежной сотне?

Большой пример — те же братья Русины, которые тоже начинали в Молодёжной сотне, оба служили в воздушно-десантных войсках, один в спецназе ГРУ, получили высшее образование, сейчас служат в поисково-спасательном отряде Ставропольского края спасателями. На очень хорошем счету у руководства. Знаю командира отряда лично Марачёва Виктора Анатольевича, он очень хвалит их.

Евгений Русин, воспитанник Молодежной сотни СГКО

Много можно называть ребят. И Бродников, и Таранов Алексей, который сейчас пришел с армии, тоже будет руководить, надеюсь, Молодежной сотней. В обществе у нас очень много выходцев с Молодежной сотни, которые и различных своих добились успехов, ну, то есть, сказать, что кто-то потерян или…

Алексей Таранов играет на гитаре

Роман Кузнецов у меня был в Молодежной сотне, сейчас у него свое дело, он занимается «вышиванием» шевронов, обшивает наш весь воздушно-десантный полк. И как один из воспитанников нашей «банды» теперь активно помогает нам здесь в школе, обшивает нашу учебную роту. Все шевроны, нашивки. То есть, человек не забывает свою казачью «альма-матерь» и всеми силами помогает воспитывать этих нерадивых, сам же знает, что это… Ну и много по жизни, я могу сказать, что очень часто обращаюсь к ребятам, которые были в Молодежной сотне, сейчас они уже взрослые, с семьями, с детьми, у которых свой бизнес или еще что-то, которые никогда не отказывают мне в какой-то помощи. Те же ребята, которые в обществе у нас, того же Витю Халикова привлекаем для занятий по альпинисткой подготовке.

Военно-патриотическая подготовка может сыграть роль социального лифта для молодежи?

Судить о социальных лифтах я, наверное, не возьмусь, но как определенная ступенька, трамплин можно использовать. Опять же, смотря какую деятельность в дальнейшем ты выберешь. Если пойти по линии образования, то вот этот набор военно-патриотический, пласт, который получают в клубах и подобных молодежных сотнях, дает свой результат.

Если нормальные ребята добиваются каки-то успехов как руководители подобных клубов, то, конечно, они должны занимать впоследствии такие должности как зам атамана войска по патриотической работе. В обычной жизни, опять же, все узко-специально направленно. Если выбрать образование, военное направление, что-то подобное, связанное со спасательными службами, полицией, то — да.

Как ты понял, что военная патриотика и молодежь – твое по жизни?  

Да не знаю даже как я к этому пришел. Здесь, наверное, даже не тот фактор сыграл, что я всю жизнь хотел быть военным, а у меня не срослось с военным училищем.

Это была группа заинтересованных ребят, которые посмотрели и начали. Сейчас очень тяжело начинать патриотическую работу. В наше время. В то время было проще. Во-первых, годы сами были – после 90-х разруха, страна только становилась на рельсы, никто не занимался воспитанием нашей молодежи, отсутствие спортзалов, подобных клубов, дети «шлындали» на улицах.

Я брал пример со своих учителей, которых мне тогда и учителями тяжело было назвать. Сколько им там было, ребятам, лет 20-25? Которые просто взялись, по собственной инициативе. Парни, которым не повезло чуть в жизни, они попали в горячие точки в 18-19 лет, и придя оттуда, они поняли, что вот эта молодежь, которая завтра пойдет служить, она может там оказаться. И без каких-то знаний люди могут просто погибнуть. 

Ну и мы просто объединились в группу, а потом оно дальше пошло-пошло, потому что появились какие-то лидерские качества, ребята начали доверять руководство этим подразделением. Ну, а уже придя со срочной службы из вооруженных сил наших, уже обладая всеми необходимыми знаниями, уже тут давать заднюю нельзя было, надо развивать было уже это дело, тем более молодежь очень хотела этим заниматься. Сейчас их тяжело заинтересовать.

Что этому мешает?

Доступность этих всех информационных ресурсов. Ну и страна встала на рельсы: спортзалы открыты, ходи – не хочу. Секции есть, довольно-таки недорогие. Не те бешеные деньги, которые надо было платить за каратэ, тхэквондо…

Что посоветуешь тем, кто собирается создать казачий военно-патриотический клуб?

Все зависит от того, в каком месте он будет создаваться. Сейчас в сельской местности наличие военно-патриотических и спортивных клубов актуальнее, чем в городах. У нас в городе Ставрополе эти вещи уже становятся не актуальными, возьмем также Невинномысск, Пятигорск – крупные наши города – я бы здесь не создавал клубы. В таких городах большая доступность всего. Сейчас набирает обороты Юнармия, становятся на рельсы со своими программами. Конечно, они не обладают присущими военно-патриотическому клубу различными направлениями, но, все-таки это мощная организация, которая сейчас начинает выходить на лидирующие позиции. Плюс, она официально полугосударственная, и дети больше туда пойдут, чем в казачьи клубы. В больших городах я бы делал больший упор не на патриотические клубы, а на кадетские классы. Казачьи или другой направленности. У них больше шансов выживания и развития.

А вот в сельской местности такие клубы – самое то. Там нету этой доступности к спортзалам, к различным секциям. Где-то может и ведет при школе какой-нибудь бывший военнослужащий секцию рукопашного боя или еще что-нибудь. И тут, конечно, они очень актуальны. Если найдется грамотный руководитель, если казачье общество будет грамотно поддерживать и финансово развитие этого клуба, то в сельской местности он даст лучший результат.

Детям в деревне надоедает сидеть в своих четырех улицах. И военно-патриотический клуб, если он грамотно юридически оформлен, он имеет право выездных мероприятий, с детьми можно ездить на соревнования, на экскурсии, на мероприятия не только по краю или по району. Это общероссийская доступность. То есть, ребенок уже видит, что есть такие же ребята, что он не один, и это открывает ему возможность посмотреть нашу необъятную Родину.

А конкретно имеющая патриотическую направленность поездка – например, съездить на места захоронений Великой Отечественной войны в Волгоградскую область, — мы практикуем и в кадетских классах, и в Молодежной сотне. Это все очень сильно заинтересовывает и расширяет кругозор.

Какие ошибки стоит учесть?

Во-первых, хаотичность занятий. Если вы создаете любой клуб, казачий или обычный, вы должны четко понимать, какой набор знаний вы должны выдавать детям. Пусть вы не будете писать «умные программы», как пишут в школах, в образовании, но вы должны хотя бы иметь план. Какие направления вы готовы взять, каких людей вы готовы привлечь. Если это духовно-нравственное воспитание, то это должно быть взаимодействие с батюшкой. Батюшка тоже должен понимать, какие объемы выдавать детям, потому что забивать головы тоже тяжело. Нужно рассчитывать на объемы усвояемой информации. Какое должно быть направление спортивной подготовки? Если вы ведете усиленную секцию рукопашного боя, значит, вам нужен инструктор. Вы должны знать какой объем инвентаря вам для этого нужен. Если у вас чисто военная подготовка, то два направления: подготовка к службе в вооруженных силах и, вы должны выдавать начальные основы военных знаний, учитывая желания военкоматов, воинских частей, или же это участие в каких-то военно-патриотических соревнованиях. Зная, куда вы готовитесь, вы будете понимать, сколько вам нужно автоматов, мешков и так далее.

Помещение – это тоже очень важный аспект. Как минимум, у вас должен быть небольшой спортзал, чтобы круглогодичные у вас были занятия, учебный класс, ну и самое основное при создании клуба – это финансовая поддержка. То есть, вы четко должны понимать, где вы будете брать материальные ресурсы. Без этого клуб не сможет существовать, как бы вы ни были хороши.

Поэтому, здесь можно использовать три направления. Обязательно взаимодействие с казачьим обществом, если вы под его «крышей» все это делаете, и атаман должен понимать, сколько денег он должен выделять вам на существование вашего клуба, пусть даже не развитие. Финансовая помощь родителей, обязательно должна быть. Родитель должен быть заинтересован, что его ребенок ходит в нормальный клуб, его там воспитывают, и какое-то участие в помощи родители тоже должны принимать. Третье направление – искать поддержку у государственных структур. Это можно делать как самостоятельно, через участие в грантах, программах нашего государства, ну или опять же, это должен решать атаман казачьего общества.

ИА «Казачье Единство» специально для Ресурсного центра терского казачества.

Фото из личного архива С. Мохова.

Комментарии: