Два пути на выбор Два пути на выбор
Пора признать, что в России не идет речь о возрождении казаков как народа. Воссоздаются казачьи войска, где могут служить все граждане страны и законодательно... Два пути на выбор

Пора признать, что в России не идет речь о возрождении казаков как народа. Воссоздаются казачьи войска, где могут служить все граждане страны и законодательно разрешено организовываться в национально-культурные общества. Каждый выбирает свою дорогу по собственному желанию, согласно убеждениям и воспитанию. Между тем, государство намерено изучить и применить на практике опыт Российской империи по взаимодействию с казачеством.

Прадеды не одобрят

Среди казаков самая обсуждаемая тема в интернете, кто настоящий, а кто нет. Вот предложил Виктор Водолацкий сделать 24 января Днем памяти казаков – жертв большевистского террора. И тут же понеслось… Как посмел предлагать такое, он же ряженый! Да он не знает своей родовой станицы! Самозванец, закосивший под казака!

И мало кто видит главное, ведь предлагается увековечить память безвинно погибших, чтобы не забыли потомки о тех кровавых днях, чтобы не повторили ошибок прошлого. А уж, кто предложил увековечить эту память, совсем неважно, и не имеет никакого значения, родовой он казак или гражданин России с другой национальностью. Ведь никому из настоящих потомственных казаков не запрещалось выступить с такой инициативой.

Мне не раз приходилось встречать людей, которые жили и не подозревали о том, что принадлежат к казачьему роду. Только в 70 лет один казак из станицы Новомарьевской узнал свою родословную и то, что его мать и отец скрывали тайну казачьего происхождения из страха потерять своих детей. Только после смерти родителей, и когда о казачестве снова заговорили в России, родственники передали ему фотографии и рассказали историю их жизни.

А на просторах интернета копаются в исторических дебрях так, что мама не горюй. Знают и когда первая перепись казаков была, и чьи там были фамилии. Вспоминают заслуги предков и спорят, кто круче из оставшихся потомков сегодня. И не просто спорят, а с матами, оскорблениями и даже «похоронки» друг другу шлют. Не любо смотреть на все это. И прадеды не одобрили бы…

Мертвое право

Да, те казаки, которые подняли в 1990-е годы флаг казачества в России, хотели видеть возрождение казачьего народа. Чтобы закипела жизнь в станицах и хуторах, чтобы обычаи соблюдались и традиции свято хранились. Однако эти намерения не осуществились. Государство пошло другим путем, но так ли он плох?

Потомственный казак, кандидат исторических наук, доцент Петр Стефанович Федосов в одной из бесед сказал:

— Для меня очень и очень обидно, что мы, честно говоря, пошли не по той колее, о чем мечтали. Ведь мы мечтали о возрождении традиций казачества, не о тех традициях, которые уже не нужны, а о тех, которые и сегодня могут дать очень большую пользу.

Речь идет о традиционном самоуправлении, землевладении, землепользовании, воинской службе и духовно-нравственном воспитании. Но с самого начала инициаторы движения столкнулись с множеством трудностей. С какими-то справились, а что-то не решено до сих пор.

Однако на сегодняшний день понятно одно, что Закон «О реабилитации репрессированных народов» в отношении казаков не работает, и возродить этот народ в сложившихся условиях почти невозможно. Казаки рассеялись по всему свету, а чтобы доказать свою принадлежность к казачьему племени требуются документы, которые все уничтожены. Ситуацию поясняет юрист Адвокатской палаты Ставропольского края, казак по роду, Иван Панченко:

— Реабилитация – это восстановление прав. Как можно восстановить права, если они полностью поруганы и уничтожены? Нужно доказывать свое происхождение. Я всем говорю, что есть у нас архивы. Берете последнего предка своего, которого знаете. И с этого корешка начинаете копать вглубь, информации достаточно. Но если мы сейчас вернем свое право, даст ли это положительный результат? Не даст! Потому, как оно уже мертвое. Либо это живое, либо это восстановленное мертвое, но оно мертвым и останется.

По мнению Петра Стефановича Федосова, поможет возрождению традиционного жизненного уклада только создание новых казачьих поселений. Но для этого нужны решения и поддержка на государственном уровне. Частным образом не получится.

Внимание к казакам раздражало

Государство повело казачество своей линией. Многие инициативы 1990-х по формированию необходимой законодательной базы, предложенные зачинателями казачьего движения, не нашли поддержки. С большим «скрипом» разрабатывались законы, стратегии и концепции. Руководителем по разработке первой Программы поэтапного экономического и культурного развития Российского казачества стал доктор экономических наук, профессор Института экономики РАН Дмитрий Николаевич Карпухин. Он вместе с коллективом, в который были привлечены ученые, казаки, сотрудники министерств и ведомств, приступил к работе в августе 1993 года. Предыдущие попытки создания программы провалились.

И вот разработали проект, который одобрили на казачьем круге и 10 января 1994 года представили Министерству по делам национальностей и региональному развитию. Началась очередная переработка и согласования с 18 министерствами и ведомствами. Одни одобрили, возражения других были абсурдны. Оказалось, что авторов рецензии от Министерства культуры «раздражает существующее внимание к проблеме возрождения казачества, они считают неправомерным и вредным факт разработки подобной программы». Профессор Карпухин описал «подводные камни», с которыми пришлось столкнуться во время подготовки первых казачьих документов:

— Программа не нравится авторам «зубодробильной» рецензии, прежде всего, потому что она предусматривает государственную службу казачества. Поскольку идея эта является основополагающей в становлении казачества, постольку их не устраивает само движение.

В этих словах ключ к сути возрождения казачества, каким его видит государственная власть. Уже тогда было ясно, что о казачьем народе речи не идет. Поняв этот момент, некоторые потомки казаков отошли в сторону, сказав: «Это не возрождение, а имитация». Другие не отчаялись и остались в реестре, который некоторые родовые казаки презрительно называют «яблоком раздора».

Причина расслоения

Со стороны государственной власти – воссоздание казачьих войск очень красивый шаг. До сих пор живы победная военная история кубанцев, терцев и других станичников, уважение к казакам со стороны других народов и страх врагов перед их силой. А раз когда-то все это существовало, то почему бы не сделать снова, воспользовавшись славным именем и сохранив историческое название. Вот и создали реестр казачьих войск, где могут служить все желающие граждане России. А к казачьему народу это имеет лишь косвенное отношение. Взяты некоторые элементы воинской культуры.

По словам юриста Ивана Панченко, «предки были крепкими хозяйственниками, которые умели вести дела. Но эту основу порушили, оборвали связь поколений и нарушили преемственность культурных традиций. В итоге 25 лет назад начали возрождать то, что осталось. Самое известное, что было на тот момент, это воинская культура».

— Получилось, что смешанную культуру народа и сословия начали возрождать, — говорит он. — Это все равно, что смешать два разнородных права и пытаться их в одной линейке представлять, как единое целое. Рано или поздно они начнут отслаиваться друг от друга. Так получилось и сейчас. Когда начали более-менее развиваться в культурном правовом плане, пошла разобщенность обществ, где есть родовые казаки, которые знают и могут установить преемственность поколений. Но не все знают про прилив после отмены крепостного права, когда казаков насильно записали крестьянами, а крестьян иногородних, наоборот, казаками. Государство вело политику вполне логичную. И сейчас, с точки зрения самого государства, как империи, все в порядке вещей. Невозможно это остановить, то есть, как появились русские, так и появятся рано или поздно россияне. И тогда люди поймут, что это уже не национальность, не народ, а именно объединенное понятие империи.

Сейчас никому не нужно, чтобы в одном государстве было право одного народа. Современная культура мировых держав не предусматривает право проживания одного народа на одной территории с тем же названием, то есть, Франция – французы, Испания – испанцы… И международное право такого не предусматривает, и мы тоже к этому стремимся.

В империи прописывалось право титульного народа, а остальные были под опекой и защитой государства. Нам дано право самоопределяться, оно у нас не отобрано сейчас, но если мы будем этим пренебрегать, то государство воспримет это как ненужный элемент.

Истину надо принять

Мне довелось много лет работать рядом с атаманом Терского войска Василием Павловичем Бондаревым. Когда в самом реестре решили делить казаков на годных и негодных, он говорил об этом с некоторой грустью, ведь это означало крушение казачьих общин. Интеграция казаков от 18 до 50 лет в Вооруженные силы России с выдачей удостоверений в военкомате – дело, конечно, хорошее. Но старики, инвалиды и подростки, которые должны от отцов постигать военные премудрости, остаются как бы сами по себе, превратившись в некоммерческих партнеров.

Тогда родовые казаки заявили, что это не возрождение, а имитация и, что надо убрать реестр «это яблоко раздора». Однако тот же атаман Бондарев всегда говорил:

«Братья-казаки! Мы выбрали свой путь. И этот путь — вместе с государством и со службой на благо Отечества».

Словом, если ты здоров, хочешь служить, готов подчиняться приказам, выполнять свои обязанности – добро пожаловать в войско! Надевай форму, утвержденную президентом, принимай присягу, по возможности, тебе предоставят оплачиваемую службу.

И еще: власть не стремится к высокой численности реестра. Никого не тревожит, что люди уходят из обществ. Никому не нужно огромное количество неуправляемых казаков. Нужны дисциплинированные воины, приученные к порядку.

Со стороны государства было бы глупо не использовать историческую славу казачества. Идея возрождения понравилась, но повернули ее в подходящее русло. Возрождаются казачьи войска и их названия, а служить там будут граждане России, в том числе, и родовые казаки, если захотят. Эту истину нужно принять и перестать спорить и обвинять друг друга в непонятных грехах.

Поможет опыт Российской Империи

Атаман Минераловодского района Олег Губенко в одной из своих статей написал:

«Очень давний нескончаемый спор о том, кто такие казаки – народ или сословие, для меня кажется совершенно бессмысленным».

И приводит документы, подтверждающие существование казаков, как народа, которым они признавались до революции. Но параллельно существовало и сословие. И это тоже доказанная истина. Получается, что государство принялось возрождать именно сословие с его службой.

Для тех, кто не может или не хочет идти в реестр, есть другой путь. Хранить казачьи устои в семье, работать где душе угодно, но оставаться казаком по роду-племени. А при желании создавать общество (общину), где будет сохраняться культура и традиции, по примеру других национальных объединений. Но главное — хранить веру православную. На Рождество в Казанском храме Ставрополя, кроме нескольких десятков реестровых, так сказать, «поддельных», было аж три (!) родовых казака. Вот, где настоящая беда-то… Надеюсь, остальные были в других храмах. Но при такой ситуации, о каком возрождении народа может идти речь? О каких корнях спорят «настоящие» казаки в соцсетях?

В конце прошлого года в Москве прошла встреча журналистов с Ильдаром Гильмутдиновым, который является председателем комитета по делам национальностей в Госдуме РФ. В его компетенции находятся и вопросы казачества. Пресс-секретарь комитета Ставропольского края по делам национальностей и казачества Наталья Гребенькова поинтересовалась, рассматривает ли в принципе государство казачество как народ, как относится к этой острой проблеме и собирается ли признавать казаков народом. Вопрос не понравился и вызвал удивление.

Ильдар Ирекович долго рассказывал, какие надежды страна возлагает на казаков. В завершение своей речи он четко обозначил, что государство не видит казачество как народ. Думаю, этим все сказано. Однако он отметил, что проблему они знают. Поэтому сейчас на федеральном уровне уделяется огромное внимание проработке дореволюционных документов XIX века, которые показывают, как империя взаимодействовала с казачеством. Это поможет нынешней России понять и использовать лучший опыт того времени.

Я привожу этот пример для того, чтобы спорщики в интернете поняли: не так все просто. Основоположники возрождения приложили массу сил, но не все получилось. И надо отдать должное этим людям, которые смогли вытащить из забвения славное имя казачества. А уж как пойдет дальше, зависит от нового поколения.

Ирина Щербакова для ИА «Казачье Единство»

Комментарии: