Свои люди – споёмся: как донской казачий ансамбль мир покорял Свои люди – споёмся: как донской казачий ансамбль мир покорял
Кум, сват, брат… Если попросить придумать ассоциацию для этой расхожей фразы жителей Боковского района, то это будет – нет, не коррупция – «Православный Дон». Потому... Свои люди – споёмся: как донской казачий ансамбль мир покорял

Кум, сват, брат… Если попросить придумать ассоциацию для этой расхожей фразы жителей Боковского района, то это будет – нет, не коррупция – «Православный Дон». Потому что в этом фольклорном ансамбле и кум, и сват, и брат, и невестки, и девери. И никакого расталкивания локтями, ничего такого, что часто можно увидеть в творческих сообществах. Потому что все свои. Что им делить, кроме старой казачьей песни? А в ней чем больше голосов, тем лучше.

Ансамбль – большая семья

«Православный Дон» знают и любят не только в России, но и в Германии, Австрии, Малайзии, Болгарии, Италии. В прошлом году ансамблю исполнилось 30 лет, а в нынешнем он стал победителем V Всероссийского фольклорного конкурса «Казачий круг». 96 коллективов из 34 регионов страны соревновались за первенство, но выиграли наши – те, которые не гонятся за музыкальной модой, не стремятся в большие города, живут по казачьему укладу и честному сердцу.

«Больше ста человек прошло через «Православный Дон» за тридцать с лишним лет, кто-то брал свое и уходил, а кто-то оставался, – рассказывает Геннадий Вечеркин, руководитель Войскового муниципального фольклорного ансамбля «Православный Дон». – Получилось, что остались в нашем коллективе родственники. Я, брат мой, двоюродные, троюродные, жены, сестры. Восемнадцать человек на сегодняшний день. Некоторые не состоят с нами в прямом родстве, но мы их считаем за родственников. У нас одни на всех радости и одни на всех беды – семья».

Начиналось все еще в перестроечном 1986-м. Тогда Геннадий Вечеркин учился в Краснодарском институте культуры на отделении народного хора. Руководителем его был Виктор Захарченко, организатор того самого Кубанского казачьего хора.

«Попал я как-то на выступление ансамбля «Русичи», они играли древнерусскую музыку. Этот концерт произвел на меня неизгладимое впечатление, помню, что лег спать, а проснулся от страшного, – Геннадий Иванович делает акцент на этом слове, – сердцебиения. Горло перехватывает, в ушах звучит музыка, всего внутри переворачивает аж. И я подумал: «А почему мы свою культуру так, как «Русичи», не несем? У нас же тоже песни есть, ничуть не хуже». Помню еще в детстве, как казаки пели над речкой Чир. Выйдут, дадут голосину! Им говорят: «Что ж вы так громко?» А они: «Так театра-то большая!» Умели! И когда я вернулся после учебы домой, собрал свой хор. Брал в него только молодых, единомышленников, хотел, чтобы не было возрастных противоречий, чтобы росли вместе и к песне относились с одинаковым почтением. Получилось, что пришли родственники, потом их родственники, друзья. Женщин вначале не было – семьи-то у нас казачьи, мужья не понимали, как жену в мужской хор отпускать. Но появилась одна женщина, привела за собой мужа, за ней и другие потянулись».

Репертуар по крупицам

Если с людьми сложилось довольно легко, то на создание репертуара ушли годы. Геннадий Вечеркин ездил по районам, собирал фольклор. Поскольку этнографические экспедиции в тех краях были редкостью, люди на контакт шли неохотно. К тому же постсоветские времена – у многих бабулек оставалась память о гонениях на казачество.

«Было обидно, конечно, что такой пласт культуры ушел. Бабушки рассказывали, как сжигали костюмы, семейные реликвии, даже песни петь отказывались. Это было в середине восьмидесятых, потом легче. Люди поняли, что им уже ничего не грозит, стали более открытыми, рассказывали, передавали нам то, что осталось в памяти, так мы собрали первый свой сборник песен Верхнего Дона. Там есть уникальные вещи. К примеру, «Черный ворон». Это не та песня, которую все знают, а наша, донская. Мощная песня, очень интересная для музыканта. Но варианта исполнения у нее два. Оба мы записали и поем, – объясняет руководитель ансамбля. – Везде, где гастролируем, после этой песни в зале все молчат, а потом раздается гром аплодисментов».

Продавали подаренные букеты

О гастролях в коллективе рассказывают с удовольствием. И о том, как в 1990-х продавали после концертов подаренные букеты в подземных переходах. Времена тогда были тяжелые, денег еле на поездку наскребли, о гонорарах и речи не шло, а вечером в гостинице ожидались гости – музыканты другого ансамбля. Главное правило казака – сам можешь «не поисть», а гостя уважить надо. И вот одна из участниц коллектива смекнула, откуда деньги взять: подошла к цветочной лавке, спросила у торговок, почем букеты? Потом собрала все, что было на руках у ребят, и за пару часов в ста метрах от ларька продала. Хватило на приличную закуску и напитки, гости были сыты.

«Интересным было выступление и в Малайзии, в Куала-Лумпуре. Это был 1991 год, мы приехали в дорогой отель, там шел Фестиваль русской культуры. Выступали в ресторане для солидной публики, – вспоминает Геннадий Вечеркин. – Рояль тихонько играет, и мы тут тоже тихонько поем. Хочется дать голосиной. Но сдерживаемся, не та ситуация. День так пели, два, три. А потом захотелось настоящего. Потом попросили – можно за бесплатно для простого народа концерт дать? Нас провели в помещение, где работали малазийцы, обслуживающий персонал гостиницы. И вот там был концерт так концерт! Подпевали, подтанцовывали – понравились казачьи напевы малазийцам. В Германии тоже случай был. 1997 год. Приехали на вокзал в полночь, а человек, который должен был нас встретить, так и не появился. Денег с собой у нас было немного, нашли гостиницу, выложили харчи свои на стол и запели. Хозяин был настолько впечатлен, что предложил нам остаться у него и выступать с концертами. Жили, выступали, первые приличные деньги заработали».

Дом для ансамбля

К счастью, сегодня дела у ансамбля идут хорошо – хор поддерживает Правительство Ростовской области. У «Православного Дона» есть свое двухэтажное здание, большой автобус, на котором они гастролируют по региону и соседним областям. На страничке ансамбля в сообществе в сети «ВКонтакте» висит объявление о том, что недавно проводилось прослушивание музыкантов-инструменталистов  и вокалистов для приема на работу и «с возможностью предоставления ведомственного жилья».

«Ребята у нас самые разные. И не все профессиональные музыканты. Кузнецова Люда, к примеру, работает координатором в секторе по молодежной политике администрации Боковского района. Миша Попов – фермер, играет на балалайке и поет. Светлана Токина – директор краеведческого музея. В хоре вся моя семья, недавно у Василия Захарова родилась внучка, дочка Василия, Таня, выучилась в колледже искусств и вернулась к нам. Когда ее ребенок подрастет, думаю, тоже присоединится. А как иначе? У нас же тут семья. А в семье, если друг за дружку держаться не будешь, ничего не получится. Мы держимся, поэтому и поем уже тридцать с лишним лет и еще столько же петь будем».

Источник.

Похожие статьи

Комментарии: