Православная экономическая модель ориентируется на модное научное направление, связанное с устойчивым развитием. Какой должна быть казачья экономика и какие меры в целом для оздоровления...

Православная экономическая модель ориентируется на модное научное направление, связанное с устойчивым развитием.
Какой должна быть казачья экономика и какие меры в целом для оздоровления экономической ситуации в России надо предпринимать, обсуждали на научно-практической конференции «Государство, Церковь и казачество: соработничество на благо Отечества» в ставропольском городе Михайловске.

По мнению профессора СКФУ Анатолия Белоусова, причиной многих бед стало давление протестантской экономической мысли, которой следует противопоставить более органичную для нашей страны православную экономическую модель.
Если в общеполитическом, военном отношении у нас наблюдается ярко выраженное патриотическое стремление, которое возглавляет наш президент, в финансово-экономическом и образовательно-экономическом блоке ситуация очень сложная.
С точки зрения теории и методологии, в России сейчас продолжается очень сильное давление Высшей школы экономики.
Главный методологический центр страны находится в ВШЭ. Он называется УМО – учебно-методическое объединение по укрупненной группе направлений и специальностей «Экономика и управление».
Возглавляет его с сентября этого года человек, который ни дня не учился в вузах России, закончил аспирантуру в Мичиганском университете Соединенных Штатов Америки.
И вот сейчас он возглавляет всю методологическую экономическую мысль нашей страны.
Что это означает? Это означает, что экономическая мысль, которая будет проповедоваться в нашей стране, будет носить отнюдь не светский характер. Она будет носить характер протестантского экономического мышления, потому что в США вузовская система экономического образования базируется на протестантских экономических взглядах.
Это максимальный приоритет вопросам, связанным с извлечением прибыли, стремление повысить ликвидность, крайний индивидуализм в предпринимательских действиях и все, что связано с американским образом видения экономической ситуации.
Попытки подчинить экономическое образование этой модели крайне не однозначно воспринимаются в российском экономическом высшем профессиональном сообществе.
Ряд вузов России категорически возражают против ведущей роли ВШЭ. Тем не менее ситуация такова, что на будущий финансовый год ей дополнительно выделено 2,5 миллиарда рублей, а на повышение социальных стипендий студентам страны только 1 миллиард рублей.
Разве протестантское экономическое мышление, которое облекается в светские формы, соответствует тому, что заложено в русских и казачьих традициях? Нет. У нас все исторически базировалось на других принципах.
В основе православной экономической модели принцип стяжательства существенно ограничен. Исходя из приоритета духовных начал над материальными благами, которыми пользуется человек на земле.
В этой связи православная экономическая модель очень часто не обращает внимания на такой важнейший принцип протестантской экономической мысли, как неуклонное и безусловное приращение богатства.
Более того, в соответствии с этой моделью именно богатство считается мерилом любви Бога к человеку.
Православное экономическое мышление ставит своей задачей, прежде всего, создание необходимых условий для своего духовного развития и сохранения традиций, заложенных первыми апостолами, где стяжательство считается одним из 12 грехов.
Именно поэтому православная экономическая жизнь сопряжена с жертвенностью и широким распространением бескорыстного отношения к ближнему, поскольку считается, что любой безвозмездный дар угоден Богу.
В современном мире в банковской системе России роль банков сводится к получению максимального дохода, и в этом отношении инвестиционная привлекательность банков с их высокими процентными ставками практически блокирует любые начинания, связанные с созданием и оздоровлением экономической жизни тех институтов православия, которые ныне востребованы обществом.
С этих позиций создание православного банка позволяет существенно расширить те или иные финансовые перспективы для организаций, стоящих на православной платформе.
Известно, что само понятие «банковская ставка» никогда не приветствовалось ни в католической церкви (вспомним Фому Аквинского), ни тем более в православии и исламе.
С этих позиций православный банк – лишь по своей форме и названию соответствует общепринятым банковским структурам. А содержательная его сторона должна строиться прежде всего на принципах христианской взаимопомощи.
Это не означает, что банк не должен иметь дохода и не может быть прибыльным. Просто формы участия его капитала и инвестиций могут быть представлены в виде прямых вложений в конкретные виды предпринимательства, связанного с православной идеологией.
Банк может участвовать как учредитель того или иного инвестиционного проекта. Если проект заработает успешно, то получение дохода частично будет идти банку, частично тому предприятию, которое это начинание будет развивать.
Либо банк может предоставлять кредиты, процентные ставки по которым должны быть снижены до минимума.
Пожалуй, главное отличие православной модели – это ее ориентация на модное, кстати, сейчас научно-экономическое направление, связанное с устойчивым развитием.
В основе его как раз лежит принцип сохранения природной, социальной и психологической среды не только для ныне живущих поколений, но и для будущих.
Это предполагает даже иные формы оценки эффективности, которая должна быть основана не на получении прибыли, а прежде всего на приращении всего совокупного социального и экономического потенциала, как на уровне отдельных организаций, так и территориальных образований.
В этом отношении мы имеем благодатное совмещение с одной стороны светского восприятия экономических тенденций и перспектив, а с другой стороны использование в них традиционных православных экономических ценностей.

Анатолий Белоусов
д.э.н., профессор кафедры бухгалтерского учета и налогообложения СКФУ
Источник: Портал КАВПОЛИТ

Похожие статьи

Комментарии: