Давно так повелось, что казаки – это люди, способные к самоорганизации. Так оно есть и сейчас. Исключение может составлять только реестровое казачество, потому что...

Давно так повелось, что казаки – это люди, способные к самоорганизации. Так оно есть и сейчас. Исключение может составлять только реестровое казачество, потому что оно де-юре находится на государственной службе. И как бы нам всем ни хотелось, в реестровом казачестве должна быть государственная вертикаль, что и прописано в уставах войск, входящих в государственный реестр. Соответственно, если казачество находится на службе, государство разрабатывает всевозможные программы поддержки казачьих обществ, входящих в государственный реестр. Вроде бы ничего нового я не сказал, и всем все понятно, но есть один момент…
И этим моментом являются не совсем простые взаимоотношения между всеми казаками. Я — казак, состоящий в казачьем обществе, которое входит в государственный реестр. Мой друг — казак, состоящий в обществе, которое даже не имеет регистрации. Кто из нас казачее?
И он, и я имеем казачьи корни, потрепанные годами лихолетий и гонений, но все же корни родовые. Первый тест пройден.
Оба опираемся на одни традиции, оба чтим казачьи заповеди, носим форму, папахи, нагайки и так далее. По второму тесту тоже зачет.
Оба подчиняемся решениям кругов (естественно, каждый своему) и воле атамана. Зачет.
Оба стараемся быть хорошими православными христианами, ходим к одному священнику и причащаемся от одной чаши. Стараемся, в меру своих немощей, стремиться за Христом Воскресшим.
Ведем работу по допризывному воспитанию молодежи и возрождению культурных казачьих традиций, каждый по-своему, но иногда делаем совместные мероприятия. Зачет.
Оба зарабатываем на жизнь, работая по направлениям, не связанным с казачеством, тратя на казачество собственные деньги. Да и еще оба ищем способы государственной поддержки на развитие казачества. Слава Богу, этих программ сейчас существует огромное количество: гранты президента Российской Федерации, местные программы развития, иные программы, которые соответствуют нашей работе. И тут вроде бы все в порядке.
В родном городе несем службу по обеспечению охраны общественного порядка: я — в составе народной добровольной дружины из числа казаков входящих в государственный реестр, он — в народной добровольной дружине. Когда стоим рядом на разводе дружины, разницы в нас не видят. Зачет.
Оба печемся о возрождении духовной России, традиций казачества, культурного, промышленного и экономического развития нашего Отечества. Зачет.
И, самое главное, мы дружим семьями, и нам нечего делить.
Единственное различие между нами — это то, что я считаю себя казаком на защите Государства, встроенным в систему государственного управления по обеспечению общественной и экологической безопасности, военной и иной службы, предоставленной государством.
Он считает себя казаком на защите Отечества, участвующим в обеспечении общественной и экологической безопасности, на военной и иной службе, гарантированной ему государством.

Казачий народ обязан стать примером единения, и на Кавказе, и по России. Гарантом государственности, а не анархизма

Так вот я хочу спросить: если мы можем существовать и дружить, почему это не могут делать другие? Почему мы, братья казаки, на посмешище всего честного люда собачимся, сыплем грязными обвинениями в адрес друг друга?
Нас много, мы все разные, но суть у нас одна: «Слава Богу, что мы казаки!» Что мы будем делать, не дай Господь, когда на определенном витке истории супостат предложит разделиться в разные стороны?
Сегодня казачий народ обязан стать примером единения, и здесь у нас на Кавказе, и в целом по России. Стать гарантом государственности, а не анархизма.
Мы сегодня раздираемы сплетнями, оговорами, ложью. Мы забыли свои заповеди и ведем предвыборные кампании с применением черного пиара.

Хватит давать поводы для насмешек над казачеством. Приструните провокаторов и горлопанов, которые мешают нам развиваться

Так уж вышло, что направлений в казачестве много, и это прекрасно – пусть множится казачий дух. Это еще раз доказывает, что мы, браты, разные, но замес у нас один – казачий, и что мы суть христиане.
Это важнее всех постов и регалий. Давайте каждый заниматься своим направлением, не ставя подножки друг другу и не перенося сплетни, как базарные бабы, в угоду и на радость нашим недругам.
Нам предлагают идею верховного атамана, к сожалению, сегодня мы не готовы к этому, так как это прерогатива православной самодержавной страны. Сегодня мы можем с вами создать единый высший совещательный орган координации российского казачества, четко выстроенный по вертикали. Так называемый атаманский Круг, в который вошли бы казаки всех направлений.
Хватит давать поводы для насмешек над казачеством. Приструните провокаторов и горлопанов, которые мешают нам развиваться.
Казаки были, есть и будут защитниками своей веры, своего народа, своего Отечества.

Комментарии: